Реальные цифры: зарплаты медиков

. Вести из ЦК

Секретарь ЦК профсоюза работников здравоохранения РФ Тамара Гончарова приняла участие в эфире программы «Отражение» (ОТР).

Ольга Арсланова: Ну что, вот и подошел этот момент. Момент подведения итогов нашей рубрики "Реальные цифры". Мы всю неделю спрашивали, сколько зарабатывают медики в вашем регионе. И сегодня мы готовы подвести итог, узнать, как живут врачи и медсестры на свою зарплату, представив вам ту информацию, которую мы собрали благодаря вам. Но сначала, прежде чем мы изучим подробные, региональные цифры. Давайте посмотрим общие данные.

Петр Кузнецов: Да, результаты у разных организаций, которые занимаются подсчетам зарплат медиков, отличаются. По данным Росстата, размер средней заработной платы врачей за 9 месяцев 2016 года по России составил почти 49 тысяч рублей, т.е. вроде бы майские указы те самые, в которых говорится, что зарплата врача должна превышать среднюю зарплату в регионе, выполняются.

Ольга Арсланова: Но по данным Профсоюза работников здравоохранения в 63 субъектах нашей страны уровень средней заработной платы врачей составляет всего 78 процентов от средней по региону. Более того, в прошлом, 2016, году уровень оплаты врачей снизился в 17 регионах. К примеру, в Ингушетии эта цифра достигла 24 процентов. Ну, т.е. считай, практически на четверть зарплата стала меньше.

Петр Кузнецов: А вот данные исследования Академии Труда и социальных отношений. Тут средняя зарплата врача составляет чуть больше 25 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Ну, и сейчас к данным как раз нашего опроса. У нас получилось ещё более скромная цифра. Менее 19 тысяч рублей, цифры сейчас вы видите на ваших экранах. Ну, и чтобы вы понимали, результаты основаны примерно на пяти тысячах сообщений, которые вы нам присылали…

Петр Кузнецов: В течение всей этой недели. Не менее противоречивые картины с регионами, где медики получают наиболее высокие и самые низкие зарплаты. Согласно Росстату, лучше всего живут врачи в Ненецком и Ямало-Ненецком автономных округах и на Чукотке, внимание, получая зарплаты свыше 100 тысяч рублей, и даже в аутсайдере рейтинга – небогатой республике Северная Осетия – врачи получают более 28 тысяч.

Ольга Арсланова: Но, опять же вернемся к данным Академии труда и социальных отношений, в лидеры по зарплатам там выходит столичный регион и Хабаровский край. Нам, в общем, как-то немного понятней. А уровень зарплат, повторюсь опять же, гораздо скромнее. Никаких "сотни тысяч" там нет.

Петр Кузнецов: Теперь к нашему опросу, по его данным сумма зарплат получается ещё меньше, так как нам пишут, здесь понятно, чаще всего недовольные своим заработком. И в лидерах у нас Ханты-Мансийский округ и Мурманская область. А вот тех регионов, у кого крайне низкие зарплаты, у нас очень много, это кроме, обозначенных на карте, смотрите: Брянская, Костромская, Смоленская и Тверская области.

Ольга Арсланова: Ну, в общем, неудивительно, что доля работников з зарплатой ниже прожиточного минимума в сфере здравоохранения превышает долю сотрудников в других областях. Давайте вместе выяснять, как же удается медикам выживать на такую зарплату, и какие перспективы их ждут в этом году. К нам сегодня пришла Тамара Гончарова, секретарь центрального комитета профсоюза работников здравоохранения РФ. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Тамара Александровна.

Тамара Гончарова: Добрый день.

Ольга Арсланова: Спасибо, что согласились принять участие с этой беседе. Вот те данные, о которых мы рассказали. Какие из - Росстат или наши, или же Академия труда – ближе к тому, с чем вы имеете дело постоянно.

Тамара Гончарова: Ну, должна сказать, что действительно с 2012 года, после того, как вышли указы президента, очень плотно анализируем ситуацию, динамику по уровню заработной платы по категориям работников. И цифры действительно различаются очень существенно. Вот вы здесь несколько раз упоминали работу Академии труда и социальных отношений. Я просто должна обратить внимание вас и телезрителей, вашей аудитории, о том, что это работа как раз была заказана профсоюзом, мы её организовали. Более того, мы отслеживали ситуацию с формированием вопросника, мы туда пытались заложить, ну вместе, конечно, с научными работниками, именно те вопросы, которые нас интересуют. Поэтому научная работа получилась с выводами достаточная интересная, которые можно уже анализировать и апеллировать.

Дело в том, что действительно, те платежки, которые мы получаем и вот данные исследований говорят о том, что статистика - она абсолютно не отражает ту ситуацию, которую получает каждый конкретный врач. Ну, если позволите, то я попробую разобраться, почему это так.

Ну, во-первых, статистика отражает размер заработной платы, которую работники получают за все виды работ, за все рабочее время, которое они отрабатывают. К сожалению, для наших телезрителей и для вас, наверное, не новость, что дефицит кадров в здравоохранении - это достаточно большая проблема.

Петр Кузнецов: Сколько не хватает? Есть цифры?

Тамара Гончарова: Ну, вы знаете, цифры разнятся. По последним данным, порядка сорока тысяч врачей недостаточно. Но эти цифры разнятся, тем более что идет оптимизация сети и оптимизация штатной численности. Все это утрясается. Дело в том, что здравоохранение сейчас действительно на очень большой стадии реформирования. Пересматриваются и условия оказания медицинской помощи, и осуществляется оптимизация сети и штатной численности. Но, к сожалению, замкнутый круг вот это, он очевиден: недостаток врачей, чрезмерная интенсификация труда остающихся, которые вынуждены, тем не менее, оказывать весь объем медицинских услуг. Дело в том, что, к сожалению… Может быть, и к счастью, что здравоохранение - это особая категория специалистов, которые не могут отказать больному в помощи. Поэтому с учетом дефицита кадров одна из больших проблем – это интенсификация труда. Так вот возвращаясь к среднему заработку, на сегодняшний день статистика отслеживает общий объем финансовых средств, которые на возмещение всех видов работ. Это и по совместительству за пределами нормы рабочего времени, и в пределах нормы рабочего времени. И если господин Сафонов на прошлом вашем таком вот… встрече анонсировал свою работу, то там можно было обратить внимание, что рабочая неделя у работников при норме по ТК 39 часов достигает даже 60 часов, причем у тех, кто не отрабатывает дополнительную штатную должность в пределах нормы.

Ольга Арсланова: Т.е. давайте объясним нашим зрителям. Вот те зарплаты, средние, о которых мы сегодня говорим, не росстатовские, а реальные. Для того чтобы эти деньги получить, люди иногда перерабатывают в два, а то в три раза.

Тамара Гончарова: Да.

Петр Кузнецов: Т.е. они нарушают закон, получается? Вынужденное нарушение.

Тамара Гончарова: Ну, собственно да. Фактически получается так, что учредитель наших государственных муниципальных учреждений – это государство, и фактически сложившая ситуация обуславливает именно то, что медицинские работники вынужденно просто перерабатывают. Причем интересно, что если проанализировать эту научную работу, она, собственно, без рекламы опубликована на нашем сайте профсоюза. Там видно, что часть рабочего времени, которое медики вынуждены работать за пределами установленной продолжительности, она идет ну и на прием, конечно, за того парня, за отсутствующих, ну и на оформление документации. Ибо на сегодняшний день это одна из важнейших сторон работы любого медицинского работника, врача. Он должен зафиксировать всё, что он сделал. Он должен обосновать своё назначение, он должен обосновать любое свое движение. Поэтому работа с документами отнимает очень большую часть рабочего времени.

Но возвращаясь к средней заработной плате, за все отработанное время складывается такая большая сумма. Более того, против чего наш профсоюз уже много лет возражает, при исчислении среднего заработка, учитываются выплаты социального характера, которые не связаны с трудовой деятельностью. Например, оплата возмещения расходов на ЖКУ на селе, оплата питания и проезда, которые некоторые муниципальные управления субъектов РФ возмещают медработникам, всё вот это учитывается при расчете среднего заработка.

Ольга Арсланова: У нас есть звонок от зрительницы. Светлана из Волгограда с нами, здравствуйте.

Светлана, г. Волгоград: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вы – медицинский работник, да, Светлана?

Светлана, г. Волгоград: Да, да. Я работаю медсестрой.

Ольга Арсланова: Какая у вас зарплата?

Светлана, г. Волгоград: По окладу 10500, а в реальности, так как я работаю на двух ставках, 20-25. Это по триста сорок часов я в месяц вынуждена работать, чтобы столько денег получать.

Петр Кузнецов: 340 часов, да? Уже переработка.

Светлана, г. Волгоград: Да. И у нас такой вопрос. Вот сейчас январские праздники прошли, нам администрация периодически что-то придумывает. Например, если в отделении должны работать две-три медсестры, нас сокращают до одной. И все обязанности, например, отделения на 30-40 человек ложится на одного человека. Вот мы в сутки, мы вынуждены работать по одной. Это входит там… и уже сократились, например, перевязочные, операционные медсестры, которые раньше работали, помогали, занимались. Это считалась отдельная сфера. А постовая, например, занималась своей работой. Теперь у нас получилось так, что возложили всё на одну медсестру. Она и перевязочная, и процедурная, и постовая. И т.п. и т.п. и т.п. И при этом это всё не оплачивается. Это, нам объясняют, экономия денег - якобы "нам нечем платить зарплату за это".

Петр Кузнецов: Светлана, скажите, пожалуйста, а вы коллективно, в рамках вашей больницы, вы коллективно пытались решить этот вопрос?

Светлана, г. Волгоград: Мы пытаемся, но нам говорят, знаете как? "Не нравится, уходите!".

Петр Кузнецов: Вы идете к руководству, да?

Светлана, г. Волгоград: Ходили.

Петр Кузнецов: "Не нравится, уходите"? И люди вынуждены оставаться, потому что мы ещё в понедельник это выясняли, что просто некуда уходить.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо, Светлана. Ну, вот, собственно, наши зрители многие, которые пишут сейчас на смс-портал, не понимают, зачем сокращали сначала кадры (- а мы помним все эти заявления об оптимизации), чтобы сейчас констатировать их дефицит.

Тамара Гончарова: Ну, всё упирается, что называется, в одну исходную точку. Плясать надо от печки. Всемирная организация здравоохранения ( я сейчас назову просто известную, набившую оскомину цифру) говорит, что государственное здравоохранение – любое честное здравоохранение любого государства – не может функционировать, если его обеспечение идет менее чем, там разные цифры, допустим, 5-6 процентов от ВВП. К сожалению, у нас эта цифра значительно меньше. По годам она разнится. Сейчас не будут загружать внимание ваше и телезрителей этими цифрами. Поэтому проблема оптимизации – она, конечно, в значительной степени упирается именно в реструктуризацию и сети, и штатной численности, и вот на местах мы видим то, о чем сказала коллега медсестра. К сожалению, когда принимались майские указы президента, то там одной из строк было написано, что одним из источников финансового обеспечения повышения заработной платы является вот повышение эффективности действующей сети учреждений, т.е. оптимизации. Но, к сожалению, в ряде регионов вот пошли по пути сокращений и учреждений ликвидации, и штатной численности. Мы на сегодняшний день… Средства учреждение здравоохранения, в том числе на оплату труда, получает из системы ОМС. В основном, подавляющая часть медицинских услуг. А там система какова финансирования? Что называется, сколько песня - столько денег. Сколько услуг оказано, столько и возмещается расходов. Так вот на сегодняшний день у нас проблема ещё в чем, что практически около… от 70 до 90 процентов средств, которые возмещаются в рамках система ОМС, если бы было всё в полном объеме выплачено работникам, направлялось бы на выплаты только зарплаты. А ведь есть и другие расходы. Это и стены, и оборудование, и расходный материал, и так далее.

Петр Кузнецов: Тамара Александровна, у нас есть материал. Наши корреспонденты сняли сюжеты о медиках в разных городах России. Давайте посмотрим.

ЧИТА:

Основное пространство в одиннадцатиметровой комнате занимает кровать. Наталья спит на ней вместе с девятилетней дочерью. Даже небольшую кушетку для ребенка поставить некуда.

Наталья Ускова, участковый терапевт: "Конечно, тяжеловато. Вот, получается все пространство. Зашел, закрылся и все твое пространство. Хочешь ты тут готовь, хочешь танцуй, хочешь спи, хочешь белье суши".

Зато у каждой Дашиной куклы своя отдельная комната в шкафу, который Наталья отдала ей под игрушечный дом. Своего жилья в Чите у семьи нет - Наталья приехала сюда много лет назад из отдаленного поселка. А на то, чтобы снять в Чите хотя бы комнату, зарплаты участкового врача не хватает. В месяц вместе с надбавками у Натальи сейчас набегает тридцать пять тысяч. Четыре из них уходит на оплату жилплощади в общежитии, три - за продленку и питание Даши в гимназии. Остальное расходится на продукты, проезд и прочие мелкие расходы. В отпуск они в последний раз ездили три года назад - на Кавказ.

Наталья Ускова, участковый терапевт: "Ну, для этого нужно было взять кредит и поработать два года, а потом отрабатывать кредит".

Наталья считает, ее ситуация еще не самая плохая. Врачам в стационарах, чтобы получить такую же зарплату, приходится дополнительно дежурить по ночам. Вот когда дочка только пошла в школу, доход в семьи был в разы меньше - Наталье приходилось подрабатывать.

Наталья Ускова, участковый терапевт: "Мыла полы в цветочном магазине. Первое время мне было стыдно, если кто-то из моих пациентов зайдет и увидит такой вариант, так скажем".

Наталья ждет, что государство изменит условия программы "Земский доктор", чтобы участвовать в ней смогли врачи старше тридцати пяти лет. Она готова переехать в одно из сел Забайкалья, чтобы получить миллион подъемных и участок земли, на котором можно будет построить свой дом. Он обязательно будет просторным, мечтает Наталья. У Даши там будет своя, отдельная комната. И своя кровать, как сейчас у ее кукол.

Ольга Арсланова: И вот сообщение от зрителей. Самара:

В сельских районных больницах у нас оклады медсестер 4500 – 5000. (Самара)

Медсестра высшей категории инфекционного отделения – 15000 рублей. Это ставка с четвертью. (Оренбургская область)

- Зарплата врачей республики Тыва в среднем 17000 рублей.

- Медсестра, детский сад – 280 детей, зарплата 14500. (Тверская область)

Ну вот мы продолжаем получать эти сообщения, и мы увидели сами, как на эти деньги можно жить.

Тамара Гончарова: Вы знаете, речь идет действительно о заработной плате, приводят коллеги размер оклада, потом размер заработной платы. Здесь ещё одна проблема, на которую постоянно обращает внимание наш профсоюз всех органов федерально-государственной власти. Если позволите, я на секундочку обращу внимание телезрителей. К сожалению, дифференциация вот этих всех показателей – и письма, и обращения, и то, что мы имеем в рамках мониторинга, свидетельствует о том, что размеры-то абсолютно разные, даже в рамках одного округа размер заработной платы и гарантированная часть заработной платы – должностной оклад – абсолютно разнятся. Поэтому мы, начиная с 2012 года, говорим о том, что необходимо какой-то единый размер госгарантий в размере заработной платы, чтобы, по крайней мере, хоть эту эмоциональную часть, когда в соседнем регионе зарплата почти в два раза больше, чем у нас, чтоб хотя бы эту вот проблему исключить.

Ольга Арсланова: Почему такая большая разница?

Тамара Гончарова: А разница такая, что, начиная с 2014 года, если коротко говорить, все полномочия по установлению заработной платы работников здравоохранения государственных и муниципальных переданы на уровень субъектов РФ. Всё, что раньше было едиными условиями оплаты труда, они отменены. И поэтому в указе президента, когда президент издавал эти указы, это были очень мудрые документы. Там ведь речь идет не только о повышении заработной платы, но важнейшая строчка, о которой сейчас, к сожалению, мы немножко подзабыли на федеральном уровне, это утверждение базовых окладов для различных категорий медицинских работников. Ну, не загружая вас и зрителей терминами, я скажу, что у нас все категории работников разбиты на четыре основные группы: младшие, врачи и средний медперсонал. И для них вот необходимо в соответствии с указом установить единый минимальный порог гарантированной части заработной платы. Это должностной оклад. Так вот по указу президента правительство должно было эту норму установить в 2015 году для всех категорий медицинских работников. Кончился 2016 год – эта норма не утверждена. Да, именно поэтому вот такой разброс. Если мы опять вернемся к этой научной работе, которую по нашему заданию сделала Академия труда и социальных отношений, так там вот эти вот полярные цифры, ну они, собственно, у вас в сюжете прозвучали.

Петр Кузнецов: Смотрите, Тамара Александровна, может быть, все эти данные, я сейчас беру разброс данных нашей и официальной росстатовской, происходят не из-за ошибочных тех самых данных. Может быть, действительно врачи должны получать ту самую зарплату, которая указана в Росстате, на деле они получают ту, что присылают нам, а из-за того, что часть их зарплаты уходит в какой-то другой карман, мы в понедельник узнали, что в Уфе главврач выписывает какие-то стимулирующие под 300 процентов.

Ольга Арсланова: Но, в основном, себе.

Тамара Гончарова: Ну, такие факты, конечно, есть. Вот, например, полгода назад где-то по Крымской республике тоже такие же факты были.

Петр Кузнецов: Их в каждом регионе можно найти.

Тамара Гончарова: Да, такое, конечно, можно найти, но это не совсем правильный подход. Я уже сказала, что как считается средняя заработная плата. Берется общий фонд оплаты труда, выплаченный работникам этого региона, и делится на количество физических лиц. Физических лиц в два раза меньше. Что касается руководителей, я сейчас ещё раз отдельно остановлюсь. Да, действительно перекосы есть. Именно поэтому в этом году в единых рекомендациях по системе формирования оплаты труда для субъектов РФ прописали норму: не более сорока процентов фонда оплаты труда должно отправляться на оплату труда административно-технического, управляющего и прочего персонала.

Более того! В трудовой кодекс в прошедшем 2016 году внесена норма, которая регламентирует достаточно жестко, т.е. раньше это было просто на постановлении правительства, а сейчас это уже норма ТК, т.е. перешагнуть её просто нельзя. Это ограничение размеров заработной платы руководителей по отношению к средней зарплате основного персонала данного учреждения.

Петр Кузнецов: Короткий вопрос, и к Набережным Челнам и к звонку. На ваш взгляд справедливо ли что главврач в разы получает больше среднестатистического работника. Например, в европейских клиниках хирург может наоборот в разы получать того самого главврача.

Ольга Арсланова: А у нас до 10 раз.

Петр Кузнецов: До восьми, вот сейчас предлагают.

Тамара Гончарова: Да, соотношения зафиксировано до восьми. Но Минздрав например, мы вместе с Минздравом в единых рекомендациях за 2017 год рекомендовали соотношения 1 к 6, т.е. понижаем планку.

Ольга Арсланова: Поймите, мы не за то, чтобы снизить зарплату главврачам. Абсолютно. Мы за то, чтобы поднять всем остальным.

Тамара Гончарова: Да, мы, на самом деле, на эту сторону тоже смотрим проблемы. Проблема есть, но орган управления соответствующий, заключая трудовой договор с главным врачом должен четко фиксировать размер оклада, который ему установлен, и механизм установления иных выплат стимулирующего характера. Значит, в этой ситуации что-то недосматривает сам орган исполнительной власти данного субъекта.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Послушаем Вадима их Набережных Челнов. Вадим, здравствуйте.

Вадим, г. Набережные Челны: Добрый вечер. У меня просто несколько вопросов, я быстро озвучу, чтобы не отвлекать, потому что эфирное время очень коротко. Во-первых, я врач сам по себе. Дело в том, что наш оклад идет восемь тысяч. Остальные – это стимулирующие выплаты. И когда идет модернизация и на всеуслышание по общему телевидению говорят, что врачам подняли зарплату на три процента, на пять процентов, почему-то никто не задумывается, это не оговорено в эфире, что поднимают от оклада, т.е. от общей суммы, а не от общей зарплаты. Это раз. Во-вторых, дело в том, что при этом руководящий состав всё время пытается обложить сотрудников различными штрафными санкциями. При этом получается, у нас всегда пациент прав, сотрудник никогда не прав. При этом сотрудника ставят между молотом и наковальней. Т.е. пациентам мы говорим: "Да, мы обязаны, вам всё предоставят". При этом поликлиники не оснащаются оборудованием. И также как два последних закона. 323 федеральный закон, где пациент имеет полное право ознакомиться со своей документацией. Взять ксерокопию, поменять врача в стационаре, если он его не устраивает. А согласно последнему закону от 14 ноября 2016 года пациент не имеет права взять меддокументацию. Только в присутствии медработника по письменному заявлению на начмеда или на главврача ознакомится, и только уже по согласованию главврача получить документацию. Т.е. получается два документа, которые друг другу полностью противопоставлены. Это получается полная чушь.

Ольга Арсланова: Спасибо, Вадим, понятно, время просто.

Петр Кузнецов: Спасибо, Вадим, Набережные Челны.

Ольга Арсланова: И тут же подчеркивает коллега из Челябинской области:

- Оклад 8500, остальная зарплата – стимулирующие выплаты. Но если норму не выполнил, это ещё и урежут.

Тамара Гончарова: Коллеги совершенно правильно обозначили две проблемы на сегодняшний день. Очень актуально, кроме, конечно, низкого размера заработной платы, это вот то, что я сказала, низкая часть гарантированной заработной платы, которую мы видим, что в одной области она одна, в другой области – другая. Это то, о чем я сказала. Необходимы базовые оклады, которые должны быть утверждены правительством и едины по всей стране. И вторая часть, это действительно проблема в штрафных санкциях, которая в последний год очень остро ставится и медицинским работникам, и профсоюзными нашими организациями. Ибо это изъятие средства учреждения в значительной части из фонда оплаты труда, из то части, которая направляется на увеличение стимулирующих выплат.

Петр Кузнецов: Тамара Александровна, ещё один у нас репортаж с места. Давайте посмотрим, как живут медики в Иркутской области.

ИРКУТСКАЯ ОБЛАСТЬ:

Рабочий день фельдшера Надежды Соколовой в график с девяти утра до пяти вечера не вписывается - пациенты звонят даже ночью. Травмы, инфаркты, обострившиеся хронические болезни - Надежда Николаевна лечит жителей четырехтысячной деревни Карлук. Прошлым летом спасла от смерти девушку. Ту укусила пчела и развился анафилактический шок.

Александр Белов, житель деревни Карлук: "Она абсолютно грамотно все это сделала. Так что врачи в Иркутске сказали, что буквально еще несколько секунд отделяло мою сестру от жизни и смерти".

За ответственную круглосуточную работу без выходных и праздников Надежда Николаевна получает восемнадцать тысяч рублей в месяц. Из них пятьсот уходит на налоги, около тысячи на лекарства, еще семьсот на регулярные поездки в ЦРБ Иркутска, к которому прикреплен Карлуковский фельдшерско-акушерский пункт. Самая большая статья расхода - почти десять тысяч - это оплата коммунальных услуг и телефонных разговоров с родными и врачами из области, с которыми регулярно приходится консультироваться. На еду тоже уходит около десяти тысяч рублей.

Надежда Соколова, фельдшер"У нас только овощи свои. Мясное все это мы покупаем в магазинах, хлеб, сладости".

Итого: ежемесячные траты - около двадцати двух тысяч рублей. Если бы не пенсия, прожить на зарплату не смогла бы, признается Надежда Николаевна. Обновками, походами в кино или театр балует себя крайне редко.

Надежда Соколова, фельдшер: "Это хорошо, что получается зарплата плюс пенсия. Совмещаешь, и нету пока иждивенцев, потому что дети-то выросли, отдельно живут. А если детей учить, платное обучение, то это, конечно, мало".

Надежда Николаевна уже двадцать лет, как на пенсии по выслуге лет. Говорит, давно бы оставила работу, но смены нет. В деревню на зарплату в восемнадцать тысяч рублей медики не едут.

Петр Кузнецов: Такое впечатление создается, что просто врачи… где угодно - они просто не знают свои права! Вот у нас остается буквально минута до окончания нашего разговора.

Ольга Арсланова: Что делать? Главный вопрос. Вечный.

Тамара Гончарова: На самом деле, врачи и медицинский… они должны лечить. Они должны знать, как лечить.

Петр Кузнецов: … за копейки.

Тамара Гончарова: Но при этом они ещё должны знать свои права. Значит поэтому надо повышать уровень ответственности руководителей, повышать их экономическую грамотность. Повышать ответственность и уровень профессиональной грамотности, чем мы занимаемся в первичных профсоюзных организациях, которые должны вот это всё отслеживать на местах. И не каждый медицинский работник должен идти выяснять, "почему у меня такая зарплата", а всё вместе обобщенно председателю профсоюзной организации. Это первое.

Второе. Вот то, с чего мы начали. Вот с этой научной работы, которую сделала Академия труда. Да, статистика расходится, мы об этом постоянно говорили и раньше. А вот сейчас это та самая фактура, которую можно класть на стол. Мы её положили на стол министру здравоохранения. По итогам 2016 года мы её планируем отправить руководителям государства. Т.е. действительно надо уже понимать на федеральном, на государственном уровне, что всё то, что на сегодняшний день анализируется и отчитывается, это не совсем так.

Ольга Арсланова: Спасибо! Наши данные тоже можете передать всем, кому считаете нужным.

Петр Кузнецов: Тамара Александровна, спасибо, что пришли. Тамара Гончарова, секретарь ЦК Профсоюза работников здравоохранения РФ. Спасибо.

Тамара Гончарова: Спасибо.